486-6468
486-3813
486-4381

Регистрация торговых марок

Мобильные тел.: 099 433-01-33 098 773-33-53 063 942-55-33 info@uatm.ua www.tm.ua

Лицензионный договор в новом ГК Белоруси

Понятие "лицензионный договор" до недавнего времени использовалось сугубо в праве промышленной собственности , при этом определения, которые законодатель давал лицензионному договору в различных законодательных актах отличались, и порой существенно. Динамика развития конструкции лицензионного договора в белорусском законодательстве выглядит следующим образом. Закон Республики Беларусь от 5 февраля 1993 г. "О патентах на промышленные образцы"  определяет лицензионный договор как договор, по которому патентообладатель (лицензиар) передает право на использование промышленного образца другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором (ст.20 закона).

Закон Республики Беларусь "О товарных знаках и знаках обслуживания"  устанавливает, что "… право на использование товарного знака может быть передано владельцем товарного знака (лицензиаром) другому лицу (лицензиату) по лицензионному договору".

Закон Республики Беларусь "О патентах на сорта растений"  предлагает более развернутое определение лицензионного договора, а также называет его возможные виды -- в соответствии со ст. 25 указанного закона по лицензионному договору правообладатель (лицензиар) передает права на использование охраняемого сорта другому лицу (лицензиату) в объеме, определенном соглашением между ними, а последний принимает на себя обязанности вносить лицензиару обусловленные договором платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором об исключительной или неисключительной лицензии. Исключительная лицензия в контексте закона предполагает передачу лицензиату исключительного права на использование охраняемого сорта на определенные в договоре территорию и срок. Договор об исключительной лицензии может предусматривать право лицензиата выдавать сублицензии и может предусматривать право лицензиата преследовать нарушителей патента. Неисключительная лицензия предусматривает предоставление лицензиату права использования охраняемого сорта, не исключающее прав третьих лиц. Лицензиар при этом сохраняет за собой право использовать охраняемый сорт всеми предусмотренными законом способами, а также выдавать любое число неисключительных лицензий.


    Закон Республики Беларусь "О патентах на изобретения и полезные модели"  в ст.29 определяет лицензионный договор следующим образом: "по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) передает право на использование изобретения, полезной модели другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность осуществлять действия, предусмотренные договором". Данный закон также выделяет две разновидности лицензионного договора. При исключительной лицензии лицензиату передается исключительное право на использование изобретения, полезной модели в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на использование изобретения, полезной модели в части, не передаваемой лицензиату. При неисключительной лицензии лицензиар, предоставляя лицензиату право на использование изобретения, полезной модели, сохраняет за собой все права патентообладателя, в том числе и на предоставление лицензии третьим лицам.

Закон Республики Беларусь "О правовой охране топологий интегральных микросхем"  определяет лицензионный договор как договор, по которому осуществляется передача исключительного права на использование топологии частично (ст.7 закона).

Как мы видим, существующие в законодательных актах определения правовой сущности лицензионного договора, по меньшей мере, различны. Ситуация представляется странной, поскольку назначение лицензионного договора во всех вышеуказанных случаях одно -- обеспечить осуществление исключительных прав в отношении того либо иного объекта права интеллектуальной собственности путем передачи права на использование этого объекта в определенных пределах и на определенный период времени. Соответственно, сам собой напрашивается единый подход в определении правовой конструкции лицензионного договора. Такую задачу, по идее, должен был решить новый Гражданский кодекс Республики Беларусь.


     Задачи, которые должен был решить ГК в разделе V "Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность)", -- по всей видимости, заложить системную основу для разработки специальных законодательных актов и обеспечить единообразное правовое регулирование основополагающих вопросов в данной области.

Говоря о переходе исключительных прав, кодекс в ст. 984 устанавливает, что "…если иное не предусмотрено законом, к договору, предусматривающему предоставление исключительных прав в период его действия другому лицу на ограниченное время, применяются правила о лицензионном договоре". Таким образом, правовая конструкция лицензионного договора должна, по идее, применяться во всех случаях, когда необходимо оформить передачу прав интеллектуальной собственности на определенный период времени, по истечении которого происходит их возврат первоначальному правообладателю. Однако необходимо обратить внимание на норму п.3 ст.984 ГК, предусматривающую применение норм о лицензионном договоре в тех случаях, когда "иное не предусмотрено законом". Данная оговорка имеет огромное практическое значение. Во-первых, она означает, что правила о лицензионном договоре в том виде, в котором они изложены в ст. 985 ГК, применяются тогда, когда вопрос о передаче прав по использованию того либо иного объекта права интеллектуальной собственности в законодательстве вообще не урегулирован. Во-вторых, в тех случаях, когда в отношении отдельных объектов законодательными актами уже используется понятие лицензионного договора, и устанавливаются в отношении лицензионного договора определенные правила, нормы ст. 985 ГК применяются в той части и регулируют те отношения, которые не урегулированы специальным законом. Таким образом, можно говорить о том, что кодекс не привел правила о лицензионном договоре к единому знаменателю; приведенное в кодексе определение лицензионного договора не стало универсальным и применяется лишь постольку, поскольку это позволяют пробелы в специальных законах. Поэтому настоящая статья не претендует на всесторонний и исчерпывающий анализ лицензионного договора как правового явления, а ставит своей целью определить, что нового в понятие лицензионного договора внес ГК 1998 г.

     Статья 985 ГК определяет лицензионный договор как договор, по которому сторона, обладающая исключительным правом на использование результата интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Кодекс предусматривает минимум требований в отношении лицензионного договора. В соответствии с п. 2 ст. 984 ГК передаваемые по договору права должны быть определены; в соответствии с нормой абз. 2 п.1 ст. 985 ГК лицензионный договор предполагается возмездным. Таким образом, к числу существенных условий лицензионного договора следует отнести его предмет и условие о цене (или о безвозмездном характере договора).

Предмет лицензионного договора по одному определению представляют права, по другому -- разрешение на использование объектов права интеллектуальной собственности. Упоминание о том, что в рамках лицензионного договора лицензиар предоставляет "разрешение" заставляет обратиться к вопросу о том, что же все -- таки является предметом этого договора -- разрешение или передача права. Решение данного вопроса имеет не только и не столько теоретическое, но в первую очередь огромное практическое значение. Если рассматривать лицензию только как разрешение другому лицу осуществлять определенные действия с одновременным отказом правообладателя от возможности осуществлять эти действия самостоятельно, то существо данного обязательства со стороны лицензиара будет заключаться в бездействии. Если же, напротив, рассматривать лицензию как передачу лицензиаром лицензиату позитивного права, то со стороны лицензиара будет недостаточно воздерживаться от каких либо мер, направленных на пресечение использования лицензиатом объекта, он должен сделать все необходимое для обеспечения юридической возможности такого использования. Именно в пользу последнего свидетельствуют нормы ст. 984 ГК о том, что исключительные права передаются полностью или частично по договору.


     Однако предмет лицензионного договора не может исчерпываться только определенными правами по использованию определенного объекта права интеллектуальной собственности. Эти права не могут существовать отдельно от объекта. Именно поэтому предмет лицензионного договора представляет собой явление комплексное, представляющее собой определенные права по использованию конкретного объекта права интеллектуальной собственности.

Система объектов права интеллектуальной собственности также определяется в кодексе. В соответствии со ст. 980 ГК к объектам интеллектуальной собственности относятся: 1) результаты интеллектуальной деятельности, а именно: произведения науки, литературы и искусства; исполнения, фонограммы и передачи организаций вещания; изобретения, полезные модели, промышленные образцы; селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; нераскрытая информация, в том числе секреты производства (ноу-хау); 2) средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ, услуг: фирменные наименования; товарные знаки (знаки обслуживания); наименования мест происхождения товаров; 3) другие результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота в случаях, предусмотренных кодексом или законами. При этом результаты интеллектуальной деятельности, за исключением объектов авторского права и смежных прав, а также средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ, услуг в соответствии со ст. 998 ГК охватываются общим понятием "промышленная собственность".

Итак, предметом лицензионного договора являются права по использованию определенного объекта права интеллектуальной собственности. Такие объекты права промышленной собственности, как изобретения, промышленные образцы, полезные модели, товарные знаки, селекционные достижения и топологии ИМС, являются традиционными объектами, по поводу использования которых заключаются лицензионные договоры. С введением в действие нового ГК к числу объектов права промышленной собственности были отнесены и так называемые нетрадиционные объекты права интеллектуальной собственности -- нераскрытая информация, фирменные наименования и наименования мест происхождения товаров; они также могут быть предметом лицензионного договора.


     Отдельного рассмотрения требует вопрос о возможности применения правил о лицензионном договоре к объектам авторского права и смежных прав. Дело в том, что традиционным средством передачи имущественных авторских прав в определенных пределах и на определенный срок являлся авторский договор; самостоятельный характер авторского договора в системе гражданско-правовых договоров до сих пор в теории авторского права никем не оспаривался, поскольку этот договор имеет свой самостоятельный предмет и свой установленный законом набор существенных условий . Однако с принятием нового Гражданского кодекса стали появляться иные мнения. Так, С.А. Судариков утверждает, что к авторским договорам должны применяться правила о лицензионном договоре, установленные ст. 985 ГК РБ . Данный вывод представляется абсолютно необоснованным, поскольку и данное законодателем определение, и набор существенных условий соответственно авторского и лицензионного договоров различен, а в соответствии с нормой п.3 ст. 984 ГК РБ правила о лицензионном договоре применяются к случаям передачи исключительных прав на определенный срок, если иное не предусмотрено законом. Применительно к передаче имущественных авторских прав на определенный срок иное предусмотрено в виде закрепленных законом "Об авторском праве и смежных правах" норм об авторском договоре. Однако "особенностью" действующей редакции закона "Об авторском праве и смежных правах" является то, что в ней законодатель противопоставляет два понятия: авторский договор, который является средством передачи имущественных прав автора в определенных пределах и на определенный срок, и "договор на право использования произведения", который должен заключаться с иными правообладателями, и правовая природа которого не определена в законе. Тем самым, согласно новой редакции закона "Об авторском праве и смежных правах" авторский договор может быть заключен только самим автором; наследники автора, иные лица, обладающие первоначальными или производными имущественными авторскими правами и относящиеся к категории "иных правообладателей", могут реализовать свои права посредством заключения "договора на право использования произведения". Закон "Об авторском праве и смежных правах" не устанавливает каких-либо требований ни в отношении формы, ни в отношении содержания этого "договора на право использования произведения", что позволяет говорить о том, что перед нами имеющийся в законе "Об авторском праве и смежных правах" пробел в правовом регулировании отдельных случаев передачи имущественных авторских прав. Если речь идет о передаче имущественных авторских прав на определенный период времени, то к таким сделкам в виду отсутствия иных норм и должны применяться нормы Гражданского кодекса, относящиеся к лицензионному договору.

В том, что касается смежных прав -- прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, то поскольку закон "Об авторском праве и смежных правах" не предусматривает каких -- либо специальных норм, то к отношениям по поводу передачи имущественных смежных прав на определенный период времени должны применяться именно нормы ГК о лицензионном договоре.

Норма о предполагаемой возмездности лицензионного договора означает, во-первых, что стороны лицензионного договора могут сделать его безвозмездным, прямо предусмотрев это в договоре, и, во-вторых, если стороны договора не предусмотрели в нем ни цену, ни условие о безвозмездности договора, применяется норма п.3 ст. 394 ГК, в соответствии с которой исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая определяется по аналогии с другими подобными сделками.


     Гражданский кодекс прямо называет два вида лицензионных договоров: 1) предусматривающий предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензии другим лицам (неисключительная лицензия) и 2) предусматривающий предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования в части, не передаваемой лицензиату, но без права выдачи лицензии другим лицам (исключительная лицензия).

Рассмотрим более подробно определенные в кодексе виды лицензионного договора. Простая лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензий другим лицам. По этому договору лицензиат получает возможность использования произведения наравне с лицензиаром и иными лицами, которые могут получить аналогичные права по использованию произведения.

Исключительная же лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования в части, не передаваемой лицензиату, но без права выдачи лицензии другим лицам. Приведенное определение исключительной лицензии вызывает ряд замечаний. Во-первых, формулировка о сохранении за лицензиаром "права использования объекта в части, не передаваемой лицензиату", может в отсутствии легального толкования понятия "части прав" означать как передачу лицензиату исключительного права использования объекта определенным способом, так и неисключительного права, поскольку и при передаче неисключительного права лицензиар делегирует лицензиату часть своих правомочий по использованию объекта. Из этой неопределенности вытекает существенный недостаток данного в Гражданском кодексе определения лицензионного договора -- в нем нет ответа на вопрос о том, получает ли лицензиат на основании выданной ему исключительной лицензии возможность запрещать третьим лицам аналогичное использование произведения и применять предусмотренные законом средства защиты. Из законодательного определения исключительной лицензии следует лишь обязательство лицензиара не выдавать лицензии другим лицам, что вполне допускает сохранение исключительного права за лицензиаром, который в силу договорного обязательства не может делегировать его третьим лицам, но сохраняет за собой право осуществлять его самостоятельно, а также осуществлять его защиту. Такое понимание безусловно не соответствует общепринятому в международной практике, когда исключительная лицензия предоставляет лицензиату в рамках договорных условий действующее против любого лица право исключения, которое состоит из монопольного права использования объекта, а также негативного права запрещения, действующего в отношении третьих лиц . Поэтому сторонам, заключающим договор о предоставлении исключительной лицензии, на мой взгляд, необходимо дополнительно определять характер передаваемого по договору права -- исключительный или неисключительный.


     Передача в рамках лицензионного договора исключительного права означает, что обладателем этого права на определенный договором срок становится лицензиат. Как обладатель исключительного права он вправе применять предусмотренные законом средства правовой защиты в отношении любого лица, нарушающего его исключительное право. Защита исключительных прав осуществляется как с использованием способов, предусмотренных в ст. 11 ГК для защиты всех гражданских прав, так и с использованием специально предусмотренных в ст. 989 ГК, таких как: 1) изъятие материальных объектов, с помощью которых нарушены исключительные права, и материальных объектов, созданных в результате такого нарушения; 2) обязательная публикация о допущенном нарушении с обязательной информацией о действительном правообладателе; 3) иными способами, предусмотренными специальными законами в области права интеллектуальной собственности.

Гражданский кодекс не содержит требований к форме лицензионного договора. Поэтому стороны должны руководствоваться либо нормами соответствующего специального закона, либо нормами общей части ГК о форме сделок. Кроме того, практически все лицензионные договоры, предметом которых являются права по использованию объектов права промышленной собственности, подлежат регистрации Государственным патентным комитетом Республики Беларусь, а при отсутствии указанной регистрации являются юридически ничтожными. При этом сама процедура регистрации договора предопределяет его письменную форму.

Еще одним вопросом, так и не решенным в Гражданском кодексе, является определение ответственности сторон в рамках лицензионного договора. Пункт 2 ст. 989 ГК предусматривает, что при нарушении договоров об использовании объектов права интеллектуальной собственности применяются общие правила об ответственности сторон за нарушение обязательств. Однако эта норма не отвечает на все возникающие вопросы.


     Если вопрос о возможной ответственности лицензиата решается просто уже в силу того, что его обязательства явно выражены -- перечислять лицензионные платежи, осуществлять определенные действия по использованию соответствующего объекта и т.п., то этого нельзя сказать по отношению к лицензиару -- какую ответственность он должен нести перед контрагентом. Ответить на этот вопрос можно только исходя из определения правовой сути лицензионного договора как средства передачи права. Если обязанностью лицензиара является предоставление права, то и ответственность лицензиара будет наступать за недостатки этого права. Недостатками права могут быть как отсутствие права (отсутствие патента или иного основания для возникновения права, признание патента недействительным и т.п.), так и невозможность реализации права ввиду оспаривания его третьими лицами. Исходя из того, что к лицензионному договору применяются общие нормы об ответственности за нарушение обязательств, лицензиар, не выполнивший свое обязательство предоставить право, обязан в соответствии с нормой ст. 364 ГК возместить лицензиату все понесенные последним убытки.

Существенной новацией в белорусском законодательстве является введенное Гражданским кодексом понятие сублицензионного договора -- договора о предоставлении права использования объекта интеллектуальной собственности, заключаемого лицензиатом с третьим лицом в случаях и пределах, определенных собственно лицензионным договором. Следует сказать, что в ГК удачно решены две основные проблемы, связанные с передачей полученных по лицензионному договору прав третьему лицу. Во-первых, лицензиат вправе заключить сублицензионный договор лишь в случаях, предусмотренных лицензионным договором, и передача права третьему лицу возможна только в пределах, установленных в лицензионном договоре в отношении лицензиата. Во-вторых, ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата должен нести лицензиат, если лицензионным договором не будет предусмотрено иное.

1. О применении лицензионного договора в отношении объектов права промышленной собственности более подробно см.: В.Н. Паращенко. Хозяйственное право Республики Беларусь. Особенная часть. Мн., 1999. С.290-311.

2. Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь. 1993. № 11. Ст. 119.
3. Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь. 1993. № 13. Ст. 128.
4. Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь. 1995. № 19. Ст. 235.
5. Ведамасці Нацыянальнага Сходу Рэспублікі Беларусь. 1997. № 27. Ст.471.
6. Ведамасці Нацыянальнага Сходу Рэспублікі Бенларусь. 1999. № 1. Ст. 3.
7. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996. С. 254.
8. Судариков С.А. Комментарий к Закону Республики Беларусь "Об авторском праве и смежных правах". Мн., 2000. С. 311.
9. См.: Штумпф Т. Лицензионный договор. М., 1988. С.47.

 Автор: 

Сергей Лосевюрист